beloved (nabo_tito) wrote,
beloved
nabo_tito

100 лет прошло, а ведь оказывает НИЧЕГО не изменилось!

Аренда квартир 100 лет назад
В августе, в предверии окончания дачного сезона, у москвичей наступала пора поиска квартир. Обывателями овладевала навязчивая идея найти сравнительно недорогое, но удобное жилье. Под ним представители так называемого среднего класса подразумевали сухую и теплую квартиру числом комнат, достаточной для устройства гостинной, столовой, спальни, детской, кабинета главы семейства (комнатушки для прислуги числились отдельно). Основная часть москвичей по устойчивой традиции были сезонными квартирантами. для них страда начиналась именно в августе, а стоимость аренды имела решающее значение. Городская управа, проведя в 1910 году анкетирование своих работников, выяснила, что служащие с жалованием около 1300 рублей в год вынуждены отдавать за квартиру почти половину своего заработка. О динамике квартплаты поведала в том же году «Голос Москвы»: "Квартиры, стоившие 5-6 лет назад 50 рублей в месяц, теперь нельзя снять меньше 80-100 рублей. Сравнительно недавние цены на квартиры из двух небольших комнат с кухней в 30 руб. в месяц - теперь уже не существуют. Теперь это стоимость чердачного помещения или двух комнат без кухни на фабричной окраине».


Как давали объявления о сдаче квартиры.
«Красный билетик» - объявление о сдаче квартиры – домовладелец вывешивал возле подъезда или ворот дома. О наличии свободной комнаты извещали объявления зеленого цвета. Такой порядок, установленный в 1908 году градоначальником Адриановым, помогал квартирантам экономить силы – до введения столь полезного новшества им приходилось бросаться к каждой бумажке, белевшей на заветном месте. Что же до сути этих «хождений по мукам», то она объяснялась просто – 100 лет назад найти в Москве подходящую квартиру было крайне сложно.

Цены на квартиры.
Конечно, люди со средствами могли решить жилищный в любое время и без особых мучений. Им не приходилось рыскать по городу, а достаточно было подать в газеты объявления вроде: «Нужна барская квартира, дом-особняк. Не менее 12 комнат, 4 комнаты для прислуги, помещение для гаража, квартиру для шофера, прачечную. Желательно красивый вестибюль и, по возможности, с голландским отоплением. На удобный дом аренда может быть многолетняя. В начале ХХ века качество квартиры определялось прочностью здания, удобной планировкой (длинные анфилады комнат старых дворянских особняков не пользовались спросом) и наличием таких достижений цивилизации, как водопровод и канализация. Дома, которые владельцы не спешили приспособить к требованиям современности, становились объектом критики газетных фельетонистов. «На днях мне пришлось быть в доме Афремова на Долгоруковской улице,-писал один из них в популярной газете «Русское слово»,- Вот домик-то могу сказать! 3-этажный, во дворе, квартир дешевле 50 рублей в месяц нет, и в квартиры ход один: он и парадный, он и для помоев. На парадной лестнице запах, разумеется. Подземной канализации в доме еще нет, а наружная действует превосходно, к улице двором склон даже приспособлен для этого.

Как домовладельцы выбирали квартирантов.
Что касается домовладельцев, то кроме алчности, москвичи не любили в них привередливость, граничащую с самодурством, которую они проявляли при отборе квартирантов. Например, отказ в сдаче квартиры мог прозвучать, если в семье были дети. Вот как это примерно выглядело в изображении поэта-юмориста В.М.Голикова: «Человек (стоит среди темной неуютной квартиры в четыре комнаты; перед ним мрачный, угрюмый домохозяин): Так значит семьдесят? А уступить нельзя? Домохозяин (мрачно): Уступки никакой… Человек (уныло жене): Ну что ж, согласен я! Надежды нет найти хоть что-нибудь другое… Домохозяин (сердито): А дети есть у вас? Жена человека (робко): Детей всего лишь двое! Домохозяин (зловещим тоном): Квартиру сдать нельзя-с! Иметь детей – занятие пустое: Начнут галдеть, испортят все обои, Наделают хлопот! Нет, собственность мою Жильцам с детьми не сдаю». Попадались домовладельцы, не принимавшие квартирантов из-за того, что у них имелась кошка или собака. Некоторые требовали чуть ли не свидетельства о благонадежности, трепеща от одной мысли, что их жилец крамольными взглядами может привлечь внимание полиции и тем самым бросить тень на репутацию домовладельца.

Меблированные комнаты.
Попутно упомянем здесь обитателей так называемых меблированных комнат – заведений, близких по типу к гостиницам и отличающихся от них меньшим количеством «нумеров», а также уровнем комфорта. По всей видимости, грань между ними была настолько зыбкой, что в справочнике « Вся Москва» несколько гостиниц («Люкс-отель», «Било» и др.) одновременно значились и в графе «Меблированные комнаты». «Меблирашек», как их называли в обиходе, перед Первой мировой войной в Москве насчитывалось более двухсот. Располагались они в основном в центральной части города. Скажем, на Маросейке в доме № 6 находились сразу три заведения: «Россия», «Фортуна» и «Бельгийское подворье».Селились в меблированных комнатах не только приезжие, но и москвичи вроде сосредоточившихся на науке приват-доцентов или одиноких молодых людей, промышлявших случайными заработками, которых устраивало пристанище стоимостью от 30 коп. в сутки ( цена начала ХХ века). Во всех меблированных комнатах были установлены телефоны, что для постояльцев являлось несомненным удобством – в любое время прислуга подзывала их к аппарату. Главное отличие «меблирашек» от частной квартиры заключалось в том, что жильцы должны были подчиняться общему регламенту.

Койки и каморки.
Последней, самой низшей категорией оседлых жителей Москвы были так называемые черные жильцы или обитатели «коечно-каморочных» квартир. Это были фабричные рабочие, мелкие ремесленники и их работники, извозчики, чернорабочие, уличные торговцы, низшие служащие, а также их семейства. Превратить обычную квартиру в «коечно-каморочную» было довольно легко. Большую комнату с общей печью посредством невысоких перегородок делили на небольшие отдельные помещения. Их размеры позволяли поставить в них две койки, иногда еще стол и табурет. Переписью, проведенной в Москве в самом конце ХIХ века, было зарегистрировано 16 140 коечно-каморочных квартир, Из них более 80% располагалось за пределами Садового кольца, ближе к фабрикам и окраинам, где такие квартиры занимали целые дома. Иногда для помощи бездомным поступали солидные суммы по завещаниям от московских купцов. На полмиллиона рублей, оставленные городу Н.А.Мазуриным, на Рогожской был построен дом бесплатных квартир его имени. Подобные дома строились на деньги Бахрушиных, Третьяковых и других богатых предпринимателей.

АРЕНДА ДАЧ 100 лет назад.
С наступлением лета москвичи перебирались загород – на дачи. Под этим понятием 100 лет назад подразумевалось обитание за пределами городской черты, а в частности под дачей понимались и бывший барский дом, и крестьянская изба, сданная на лето, и специально выстроенные домики. Понятно, что в каждую из этих категорий дачники вселялись в зависимости от своих финансовых возможностей. Зажиточные люди покупали пришедшие в упадок «дворянские гнезда», превращали их в летние резиденции, а заодно налаживали в них образцовые хозяйства. Например, крупный промышленник Н. А. Варенцов вспоминал о своей даче в Бутово: « Я купил землю, не считая полуразвалившейся гнилой дачи, на самой земле больше ничего не было; в течение двадцатилетнего им я оставил его почти благоустроенным. Уже было выстроено несколько домов для жилья, скотный двор, амбары, проложены шоссейные дороги, канавы для спуска излишней воды, оранжерея, фруктовый сад и по вс ей усадьбе проложены защебенные дорожки. Во время Первой мировой войны и вплоть до конфискации в 1918 году, когда Москва ощущала недостаток продовольствия, «именьице» бесперебойно обеспечивало семью Варенцовых «молочными продуктами, яйцами, птицей, окороками ветчины и соленым мясом».

Цены на дачи
Москвичам, которые не могли обзавестись загородной недвижимостью, дачу приходилось снимать. Судя по газетным публикациям столетней давности, самые предусмотрительные из горожан приступали к решению этой проблемы еще в марте. Сам поиск будущего пристанища был делом нелегким. Опытные люди предупреждали, что к такому рода информации, как газетные объявления, следует относиться с опаской. О этом же говориться в рассказе А.М.Пазухина «Март»: « Глава семьи берет газету и начинает просматривать публикации. -Ишь, нагородили сколько!...Удобная дача со всеми принадлежностями…Дача со всеми удобствами в живописной и здоровой местности…Барский дом-дача с отличным купанием и вековым парком…А как поедешь смотреть, так и окажется, что дача со всеми удобствами курятник какой-нибудь…Превосходным купанием называется гнилая лужа, а чудесный парк состоит из полудюжины ощипанных деревьев.» Относительно же дач-дворцов, которые «ходили» по 250-300 рублей за сезон (с мая по сентябрь), стоит заметить, что такие цены существовали в первые годы ХХ века. В 1914 году в газетах писали по дачному вопросу: «…порядочной московской дачей называется такая, в которой дует изо всех щелей, крыша « с протекцией», окна «без притворства», а двери «без запирательства», при цене от 300 до 500 руб., а иногда и дороже.

Популярные дачные места.
К началу XX века многие дачные местности уже давно имели сложившуюся репутацию, и в «сезон» на страницах периодических изданий постоянно появлялись характеристики мест летнего обитания москвичей. Вот, к примеру, небольшие отрывки из обзоров, относящихся к 1902 году: « Самое именитое замоскворецкое купечество на дачный сезон переселяется в Сокольники. Их шикарные дачи-особняки подчас напоминают конструкцией те же самые замоскворецкие дома-особняки – только малость полегче материал будет…Ну, и фантазии архитектор больше напустил…А так дом на совесть – хоть зимой живи. Цены дач дорогие. Поближе к Сокольникам – приступу нет, подальше – доступнее… Кузьминки действительно представляют прелестный уголок, но природной красотой далеко не исчерпывается все их значение как дачной местности. Они для москвича дороги ощущением, что в 15 верстах от Москвы он может найти себе настоящий деревенский покой и отдых, а не то расшатывание нервов, каким награждает вас большая часть других дачных поселков. Действительно, на пространстве 140 десятин (примерно 153 гектара) раскинулось 32 дачи ( при норме в шесть соток этой площади разместилось бы более двух с половиной тысяч современных «фазенд» )».

Занятия дачников.
Занятия дачников былых времен, как нам кажется, не требуют подробных описаний. Понятно, что это были прогулки по окрестностям, сбор ягод и грибов, купание, катание на лодках и велосипедах. Средствами от скуки были и любительские спектакли, поставленные силами самих дачников. Вот как выразился литератор А.С.Грузинский: «В дачных местностях неспокойно, по слухам свирепствуют шайки любителей драматического искусства и, нападая на мирных дачников, отнимают у них кошельки в обмен на билеты для входа на любительские спектакли».

Окончание дачного сезона.
Отъезд с дачи тоже имел свои особенности. Например, опытные люди окончательный расчет с хозяином оставляли на последний день. Те, кто платили сразу вперед за весь сезон, могли столкнуться с тем, что к концу срока «дачный мужик» начисто забывал о взятых на себя обязательствах, а былая почтительность исчезала без следа. Приближение осени и завершение дачного сезона в газетах характеризовалось так: « С наступлением темных августовских ночей кражи учащаются, дачники спасаются бегством. Зимою начинается форменный разгром дач. Имущество вывозят возами. В редких случаях находят виновных».

http://www.arenda-remont.ru/cgi-bin/a100.pl
Москва повседневная.
В этом разделе сайта ипользованы материалы замечательной книги "Москва повседневная" В. Руги и А Кокорева издательства ОЛМА-ПРЕСС 2005г и фотографии с сайта www.all-photo.ru.
Tags: горести аренды
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments